Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

я

Про прививки

Мне тут задали много вопросов про прививки, на которые я, ради разнообразия, отвечала в открытом доступе у себя в журнале. Написав три страницы текста, я страшно расстроилась, что это увидит только один человек, которому я отвечаю на вопросы, поэтому вот ссылка: http://xe-maria.livejournal.com/118846.html?thread=2044222#t2044222

Там же по ссылке, кстати, большой пост про то, как работает иммунная система, который я писала несколько лет назад, вдруг кто-то, кто хотел бы его прочитать, его не читал.

Дальнейшие вопросы от всех желающих принимаются с радостью и удовольствием.

Legal desclaimer: я понимаю, что отвечая на вопросы, я сильно упрощаю, наверняка что-то упускаю, и вообще знаю не все. Я с радостью обсужу подробности и частности со всеми желающими (насколько смогу, я же уже год как не работаю в иммунологии), но предостерегаю всех от холиваров.
я

Про работу

Одним из главных открытий этих двух месяце стало то, что моя якобы невнимательность при работе с цифрами (когда думаешь 20, пишешь 68, а в сумме получаешь -863), это не невнимательность вовсе, а руки, не успевающие за головой. А неумение это проверять — опять-таки, не невнимательность, а высокая тревожность. Потому что если что-то где-то не сходится (а оно гарантировано не сходится при таком раскладе), то начинается паника, и ни о какой проверке уже речи быть не может. Если панику выключить, то вполне можно и пропущенную запятую в коде найти, и флаги нужные поставить, и правильно сложить два числа в пределах первого десятка.

Программирование — это ужасно круто. Если бы мне еще коды потом по ночам не снились, было бы совсем хорошо.

Но вообще на этой неделе работа мне нравилась: нужно было понять, почему некоторая больница оказалась одной из худших в стране, и придумать, как это так подать, чтобы они могли что-то с этим сделать, а не просто циферки на бумаге. Занятие получается вполне экспериментально-исследовательское: формулировка гипотезы, тестирование, модификация, снова тестирование. Хотя паттерны, которые раскапываются, конечно, довольно печальны. Если ты попал в больницу в выходной, то ты с сильно большей вероятностью окажешься там снова в течение месяца, чем если бы ты попал туда в будний день. Вероятность отправиться домой в течение 24 часов с диагнозом из серии 'боль в груди' или 'лихорадка неизвестного генеза', а потом вернуться с тем же диагнозом, сильно больше нуля, чем хотелось бы. Ну и так далее. Потом я правда думаю о том, что происходит в российских больницах с такими штуками в буквальном смысле одному Богу известно, и успокаиваюсь.

С другой стороны, я тут давеча выяснила, что английские врачи вообще не кодируют свои диагнозы, а это делают другие люди на основе записей врачей. Видели мы эти записи, как же. Деньги больница при этом получает на основании кодов, которые нарисовали люди, в глаза пациентов не видевшие. Кодирующих чуваков в больнице может сидеть несколько десятков, медицинского образования у них может не быть совсем, в лучшем случае сестринское. Испорченный телефон получается отличный, но что именно мы при этом анализируем — данные про реальных пациентов или фантазии людей, целыми днями переводящих буковки в циферки, — довольно интересный вопрос.

Зато начальство мое мне сегодня сказало, что оно impressed качеством моего ресерча. И я страшно довольна.

Да и вообще — все хорошо. Очень дома хорошо, приезжаешь каждый вечер, и сплошное концентрированное счастье. Еще б не английские железные дороги, было бы совсем замечательно.

А как ваши дела?

я

Про найденную работу

Ну что ж, решение принято, контракт подписан, - теперь можно и рассказать, что и как.

С 22 октября я буду работать в компании, которая занимается анализом данных в здравоохранении. Смысл работы, в общем, сводится к тому, чтобы смотреть на огромное количество разных циферек (начиная от уровня смертности в конкретной больнице кончая моделированием того, сколько мед. работников взаимодействует с пациентом и в каком объеме в процессе той или иной процедуры) и пытаться понять, что эти циферки на самом деле значат. Циферки будут касаться пока UK, USA и Голландии, а там как пойдет.

Все это произошло как-то удивительно быстро. В прошлый понедельник у меня было телефонное интервью, в пятницу личное, на котором мне страшно понравилось непосредственное руководство - девочка с Кембриджским PhD по иммунологии/эпидемиологии (и я как-то решила, что если у нас так сходятся интересы, и ей нравится там работать, значит, мне тоже имеет все шансы понравиться), мы полтора часа мило потрепались на тему нескольких табличек и графиков, а через 15 минут после того, как я оттуда вышла, мне позвонили и предложили место.

Все это очень круто и на самом деле безумно интересно, и единственное, что меня всерьез смущает, что езды туда - полтора часа в одну сторону. Вообще ежедневные поездки в Лондон меня пугают, я его не люблю и не понимаю, а вставать 5 дней в неделю в пол7 утра и вовсе кажется мне концом света. Но пока у меня в любом случае 3 месяца испытательного срока, и я оставляю за собой право прийти к выводу, что мне такое не под силу.
я

про жизнь, психиатрию и social skills

Не успел закончиться один проект, начался другой. На смену чашкам Петри, мышам и пипеткам пришли люди. Очень странный контраст, на самом деле.

Работать проще. При этом я не могу сказать, что мне нравится больше или меньше, вовсе нет. Мне очень нравилось работать с клеточными культурами, нравились (и до сих пор нравятся) молекулярные каскады и фантастическая сложность взаимосвязей и взаимозависимостей. Биохимия, клеточная биология, иммунология - как ни назови - это безумно интересно, очень сложно и совершенно волшебно. Но в тех категориях, в которых я работаю сейчас, мне думать проще, возможно потому, что я банально больше об этом знаю. Мне приходят в голову идеи для экспериментов, я знаю, как лучше сделать, чтобы избежать тех или иных проблем, я понимаю, о чем разговаривают люди за обедом. Да и с людьми - участниками экспериментов - оказалось не так сложно как я думала, все-таки тхостовские практикумы и тренинг телефона доверия не прошли даром.

Главное, на самом деле, что мне гораздо комфортнее работать в этой лаборатории. Я не думаю, что это специфика специальности, скорее просто везение или невезение. Но два с лишним месяца безумного напряжения, закончившиеся вполне натуральным нервным срывом, имели место быть, и основная проблема была именно в общей атмосфере в лаборатории. Было ощущение, что каждый всегда готов сказать тебе, что ты делаешь не так, что big brother watches you, что все готовы перегрызть друг другу горло за порядок имен при публикации (пруфлинк), а уж сказать за глаза гадость про коллегу - и вовсе милое дело. Тут этого, кажется, нет. Нет этого идиотского оупен-спэйса, который жутко выбивал меня из колеи. Принято стучать прежде, чем врываться в чужой офис (даже если там сидит 5-6 человек). У завлабши - open door policy (читай, любой вопрос можно задать, если тебе удалось ее поймать). У главного научного светила из компутера раздается оперное пение.

А главное - люди готовы тебя учить. Не потому, что ты в этом случае будешь делать их работу (а это однозначно мотивация постдоков, с которыми я работала всю весну - они тупят в компьютер, ты папешь за двоих), а потому что так положено. Пример для наглядности: сейчас я встречаюсь с волонтерами, которые хотят участвовать в моем исследовании. Мне нужен врач, который бы их осмотрел - на всякий случай, исследование подразумевает принятие лекарств, и мы должны быть уверены, что волонтеры здоровы. Прихожу к врачу, прошу провести осмотр. Ему от этого никакого счастья, он занят своими делами и убивать время на меня ему совершенно не в кайф. Вместо того, чтобы быстро проглядеть мои бумажки, меня просят выдать анамнез, дают фидбек - что я делаю правильно, что неправильно, что еще нужно сказать. В следующий раз говорю, как просили, меня хвалят. Не потому что ему проще, что я делаю так, как ему удобно, а потому что я - студент, меня надо учить.

Самые интересные впечатления от того, как работают местные психиатры. Скрининг волонтеров подразумевает психиатрическое интервью. Этому меня тоже научили, показали, посидели со мной, подсказали, как лучше, похвалили, где делаю правильно. Но я естественно не могу поставить никакого диагноза, могу только сказать, что все в порядке, или заподозрить что-то неладное. Если мне кажется, что что-то не так, я говорю об этом врачу, и его работа - поговорить с человеком и решить, соответствует ли это критериям заболевания, требует ли лечения, исключения из исследования и так далее. И как же классно они общаются с пациентами! Я видела довольно много московских психиатров, и в НЦПЗ, и в Сеченовке, многие из них к пациенту относились в лучшем случае жалостливо-снисходительно, некоторые однозначно были профессионалами, но пациента не уважали, другие работали на автомате. При этом кто-то был лучше, кто-то хуже, но такого я не видела.

Очень спокойно, местами даже ласково, но при этом очень четко. Шикарный навык формулировки вопроса, умение усопокить и посочувствовать так, что это не коробит и не вызывает ощущения наигранности. Внимание к деталям, умение вызвать к себе доверие. Врач входит в комнату, и там сразу создается совсем другое ощущение. У британской медицины множество недостатков, но навыки patient-doctor communication, которые ставятся тут во главу угла, и которым даже не пытаются учить в России, воспитываются фантастически. Собственно, отбирают будущих медиков тоже очень жестко, не только в плане академических способностей, но и в плане умения общаться. Стандартный вопрос на вступительном интервью: "Представьте, что я пациент, и вам нужно сообщить мне такую-то информацию. Go."

Собственно, на мой взгляд, это одна из основных проблем российской медицины вообще, российской психиатрии в частности, и если более глобально - российского общества. Отсутствие минимальной культуры общения, навыков ведения диалога, в любой сфере - какую ни возьми. Но в медицине это безумно важно, недоверие пациента врачу, врача - пациенту, очереди в поликлинике - всем на свете, - оно же неспроста... В психиатрии это усугубляется тем, что у пациентов зачастую нарушены навыки общения, родственники - озлоблены и устали, а врач, даже если он очень хороший, разрывается между десятками больных за копеечную зарплату. На общение не остается ни сил, ни времение, даже если ты от природы - англел. Собственно, у меня наконец вышла статья в Oxford Medical School Gazette, в том числе об этом. Ее все никак не повесят в интернете, а я не успеваю отсканировать. Но мне кажется, что проблема сломанного общения и взаимодействия - далеко не последняя для России и российской медицины. И ее решение займет не одно десятилетие.

p.s. этот пост - вовсе не способ высказать неуважение по отношению к врачам в моей френдленте. напротив, я искренне восхищаюсь их работой, и понимаю, как тяжело она им дается. я знаю множество российских врачей, которые отлично умеют общаться с пациентами. тем не менее, я абсолютно уверена, что навыкам такого общения надо специально учить, и в России этого не происходит.
я

работа

Ну что, у кого есть для нас удаленная работа?

Мы можем то же, что и всегда:
- читать/писать/переводить (русский/английский), в том числе медицинское
- верстать/дизайнить печатную продукцию
- преподавать английский (удаленно - IELTS, разговорный английский, академическое/бизнес письмо)

А то как-то деньги кончились.
я

не могу молчать: прививки

В связи с очередным гениальным предложением Онищенко опять начались обсуждения того, нужно ли делать прививки. К сожалению, большинство высказывающихся не очень понимают, о чем говорят. Что любопытно, это относится и к ярым антипрививочникам, и к тем, кто выступает за то, чтобы прививать всех независимо от пола, возраста и вероисповедания. Медицинское образование, особенно полученное еще в советское время, тоже, увы, спасает далеко не всех. Связано это отчасти с тем, что иммунология – наука совсем молодая, и в своем нынешнем виде существует всего лет 20. Мы действительно многого пока не знаем. Но того, что знаем, достаточно для того, чтобы сделать некоторые выводы. Поскольку я физически не успеваю оставлять комментарии всем, кто пытается разобраться, что такое «иммунитет» и как прививка на него влияет, я расскажу об этом здесь. Я сразу предупреждаю, что я неизбежно упрощаю, упускаю множество важных деталей и популяризирую. Я прекрасно отдаю себе в этом отчет, этот текст безусловно написан не для специалистов, и даже с википедией он не сравнится. Но тем не менее, мне кажется, что некоторым из моих френдов этот текст может быть интересен.

Collapse )

Я постараюсь ответить на вопросы по существу, если смогу, но очень прошу не развязывать бурных и кровавых антипрививочных дискуссий. Мое мнение состоит в том, что здоровых детей прививать необходимо, но делать это нужно разумно и вовремя, как и все остальное. Я также считаю, что инициатива Онищенко ужасна, как и все предыдещие его идеи. Но не потому, что не надо прививать детей, а потому, что во-первых, выбор - это хорошо, а принуждение - это плохо, а во-вторых, потому что в контексте современного российского здравоохранения это приведет к жутким последствиям для детей и родителей.
я

статистика

Так получилось, что в рамках этого курса я волей-неволей довольно много узнаю о всяких статистических данных по "развивающимся странам". И у меня нет никаких иллюзий по поводу России и качества жизни там, но когда я смотрю на статистику, мне реально становится страшно. Как-то я привыкла считать, что мы в общем, нормально живем, да, не Европа, но нормально. А тем временем оказывается, что от африки и Азии по циферкам мы совсем не так далеко ушли. Мы аж 150 в мире по детской смертности, но, во-первых, детская смертность примерно в два раза больше, чем в большинстве европейских стран, во-вторых, перед нами - вся Африка, почти вся Азия и нефиговая часть южной Америки, где медицина развита несравнимо хуже, чем в России (у нас врачей на душу населения какое-то неприличное количество, на самом деле, а толку). Россия 13 в мире по смертности от СПИДа, перед ней - 12 южно-, центрально-, и западноафриканских стран, где ситуация с ВИЧ в принципе неконтролируема и нужные лекарства часто в принципе недоступны. При этом врач в какой-нибудь Эфиопии, как было сказано выше, не испытывает никаких проблем с тем, чтобы жить на те деньги, которые он зарабатывает. Я прекрасно понимаю, что бывает три вида лжи и все такое, но все эти данные меня пугают. (Информация отсюда, если что)
я

выборы-выборы, кандидаты известно кто

Я начиталась Британских предвыборных обещаний и пребываю в тоске. Я совсем не хочу звучать так, чтобы у окружающих возникало желание сказать "не нравится, не живи". Мне очень нравится тут учиться, но Оксфорд - парник, а жить тут после того, как мы все наконец до чего-нибудь доучимся, мне совсем не хочется.

У меня к нынешней Британской политической мысли две претензии и один повод выразить глубокое сочувствие.

Претензия номер один: мания величия и желание управлять всем, чем только можно управлять. Понятно, что Британия - про-арабское государство, и хоть это и приводит меня в бешенство, - Бог с ними, так исторически сложилось. И да, они все выступают за независимое государство Палестина, что тоже естественно, хоть и противоречит моему еврейскому самосознанию. Но один из пунктов программы наиболее адекватной по большинству вопросов партии, - "Britain and the EU must put pressure on Israel and Egypt to end the blockade of Gaza / Британия и Евросоюз обязаны надавить на Израиль и Египет для прекращения блокады Газы". Интересно, каким образом.Кстати единственная партия, выступающая за то, что проблемы континента - это проблемы континента, - местные националисты. Такие, нефиговые националисты, - Британия для Британцев, остальных в страну не пускать, а тем, кто приехал легально, доплатить, только бы свалили.

Собственно претензия номер два - миграционная политика. Получить Британскую визу, даже туристическую, - тот еще квест. Новоявленная point based system, введенная для того, чтобы ограничить въезд тех, кто хочет здесь работать, вообще достойна отдельного текста. Она не то, что без высшего образования не разберешься, там и пол-литра не спасет. Так запутать можно было только нарочно, во-первых, чтобы никто ничего не понял, во-вторых, чтобы всегда была возможность сказать нет. Даже Оксфордские студенческие визы, и те дефицит. Мой друг пакистанец опоздал к началу учебного года на две недели, потому что визу делали два месяца и сделали только после того, как вмешался колледж. А его знакомая пакистанская барышня получила отказ в студенческой визе в Оксфорд в магистратуру, потому что офицер счел, что письмо от университета было фальшивое. Предвыборная кампания всех крупных партий в огромной степени пляшет вокруг миграционной политики, а то понаехали тут, честному Британцу работать негде, а то, что он за такие деньги работать не пойдет, а поляк пойдет, ну так это поляки виноваты! Вообще надо сказать, что ужесточение визового режима и прочие модные идеи, на мой взгляд, совершенно бессмысленны. Я не знаю цифр, но у меня впечатление, что основная доля иностранной рабочей силы приезжает или из Евросоюза, или из стран Содружества, а ни тех, ни других предвыборные лозунги не касаются. (На счет Содружества я, впрочем, не уверена на 100%, но ЕС точно не касается). Собственно, что-то адекватное говорит только та самая партия, которая собирается влиять на Израиль. Адекватное заключается в том, что было бы славно, если бы на выезде из страны в паспорт туриста ставили печать о том, что он выехал. Откровение, конечно, то еще, но тут до этого пока не додумались. Зато ужесточение визового режима - на ура.

А повод для сочувствия - местное здравоохранение. Так, речь идет о том, чтобы создать систему, в которой можно было бы прийти к врачу не только в рабочие часы, а до 8 вечера, да еще и сделать хоть одно мед. учреждение на административную единицу, куда можно было бы прийти в выходной. Еще лейбористы обещают сократить срок попадания человека с подозрением на рак к онкологу до двух недель и получения результатов онкологических анализов до недели. Сейчас он вроде бы составляет 30 дней, подумаешь, месяц, для ракового больного! Зато консерваторы вон предлагают давать деньги больницам в зависимости от количества раковых больных, которых те вылечили. Лейбористы же обещают ввести бесплатную диспансеризацию для людей от 40 до 74 (интересно, а что после?), внимание, - раз в пять лет. Они также собираются сократить разрешенный законодательством срок ожидания больничной койки до 18 недель. Как-то грустно это все, по-моему. При этом качество мед. услуг в целом вряд ли радикально лучше, чем в московских гос. учреждениях, про Россию говорить не берусь - не видела, не знаю. Но моя районная поликлиника работает семь дней в неделю с восьми до восьми и предоставляет ежегодную диспансеризацию всем, кого поймает. И количество времени, которое готов был уделить мне врач здесь, составило минуты три, а участковый терапевт дома минут 15 со мной бы пообщался точно, если бы у меня были к нему вопросы. При этом компетентность тетеньки здесь и тетеньки там, я боюсь, примерно одинаковая.

С другой стороны, местные выборы имеют хоть какой-то смысл в отличие от российских. Жить, впрочем, не хочется ни в России, ни в Англии.
я

(no subject)

http://fnaq.livejournal.com/5427.html

То,что написано, в этом посте, увы не ново. И далеко ходить необязательно - Архангельск далеко, а вот Реутов какой-нибудь - вот он, пожалуйста. Хирург, три года назад спасший жизнь моего отчиму (без шуток, его привезла детская реанимация с 11 ножевыми ранениями) работал до последнего времени в больнице в Шатуре, если я не ошибаюсь. Жаловался на то, что зажимам хирургическим столько лет, что они физически не держат, так что приходится держать руками. Если бы этот пост, а за ним еще десяток подобных, удалось пробить в топ и в сми, может быть остепенно что-нибудь из этого и получилось бы.